Украинцев на продажу

09.12.2012

Украинцев на продажуЕще не утихли страсти вокруг парламентских выборов, как широкой общественности подбросили очередную резонансную тему для обсуждения. Министерство здравоохранения Украины направило на рассмотрение парламента законопроект, по которому каждый гражданин может стать потенциальным донором органов после своей смерти.

Сейчас профильный комитет Верховной Рады забраковал этот документ. Однако решать проблему «анатомического материала» рано или поздно нам все-таки придется. Потому того требует жизнь. Жизни тысяч людей, для которых трансплантация дает ли не единственный шанс на спасение.

По словам главного трансплантолога государства Александра Никоненко, в Украине минимум семь специализированных центров готовы работать постоянно. Ведь ежегодно в пересадке почки нуждаются около 2,5 тысячи больных, печени — почти 1000, а сердца — более 500. Однако, большинство из них умирает, так и не дождавшись своей очереди на операцию.

В течение года в Украине осуществляют едва сотню трансплантаций почки, одну-две — сердца и 12-14 — печени. Скажем, в США за этот же период почки пересаживают 16-18 тысячам пациентов, а печень — 3-4 тысячам. Даже в соседней Польше по сравнению с Украиной ситуация выглядит оптимистично: ежегодно до двух тысяч пересадок почек, 700 — печени и 500 — сердца.

Наши клиники имеют и современное медицинское оборудование, необходимое для проведения таких операций, и высококвалифицированные медицинские кадры. Наконец, именно наша страна является родиной трансплантологии. Свою долю в ее развитие внесли такие известные ученые, как Пирогов, Шимановский, Шамов, Филатов и многие другие. И первая в мире трансплантация почки была осуществлена в Украине — еще 3 апреля 1932 года.

Поэтому есть все. Кроме главного — органов для пересадки. Тринадцать лет назад в Украине был принят закон «О трансплантации органов и других анатомических материалов». Он ограничивает возможность их изъятия даже из тела покойника. Т.е. в правовом плане была введена так называемую «презумпцию несогласия».

Проще говоря, забрать необходимый для трансплантации орган у умершего разрешается только в случае, если он еще при жизни согласился. Когда же такое «завещание» официально не оформлено, то на изъятие органа необходимо разрешение родственников. Обычно медики подвергаются отказу. И не удивительно. Внезапная смерть человека (анатомические запчасти преимущественно берут у жертв ДТП или другого несчастного случая) вызывает тяжелое шоковое состояние у близких. О каком изъятии почки или сердца может идти в этот момент?
Существуют и другие нюансы. В частности, на поиски родственников потенциального донора необходимо определенное время. Нужен он и на саму операцию по забору органов, иногда есть еще сложнее, чем сама трансплантация. Если медики не уложатся в отведенные временные рамки, то все усилия будут напрасными. Донорское сердце перед пересадкой можно хранить всего 5 часов, печень — 12 часов, почки — сутки.

Собственно, поэтому МОЗ Украины и вышел на парламент с законодательной инициативой. Мол, если при жизни гражданин юридически не отказался от перспективы после смерти пойти на «материал», то он автоматически становится донором. Причем бесплатным. Разработчики документа ссылаются при этом на опыт России, Беларуси, на ряд других стран, где действует «презумпция согласия».

Конечно, еще Китай можно вспомнить, где каждый год совершают десятки тысяч трансплантаций. Нужные для пересадки «материалы» там вырезают даже у живых людей. Когда стало об этом известно, медицинские светила со всего мира даже объединились в организацию под названием DAFOH («Врачи против насильственного изъятия органов»). В октябре этого года она инициировала сбор подписей под петицией к Верховному комиссару ООН с призывом создать специальную комиссию для расследования таких преступлений. Есть ли под ней
автографы украинских медиков — неизвестно.

На разъяснительную работу среди населения в «мозовском» законопроекте отведено всего два месяца! В течение этого времени каждый совершеннолетний (за детей должны решить родители), кто не желает, чтобы после смерти его расчленили, должен написать отказное заявление и отнести ее в поликлинику по месту жительства. Или отправить в Госслужбу по трансплантации электронной почтой.

Вот только не ясно, будет ли она иметь законную силу в случае возникновения конфликтной ситуации. А с учетом того, что у нас умеют терять и фальсифицировать даже избирательные протоколы с мокрыми печатями, все это, мягко говоря, «филькина грамота». В одном суде (тем более украинский) ни один родственник донора после ничего не докажет.

Принятие такого закона признали пока неприемлемым даже представители Партии регионов. «Там на нескольких листах написано об отмене презумпции несогласия, и самое главное — отменяется статья, которая обязательно должна регламентировать изъятие органов только при условии смерти мозга, — отметила представитель фракции ПР Татьяна Бахтеева. — Поэтому не исключено, что человек будет еще жив, а у него уже будут забирать органы. Это недопустимо».

Удивительно, но в Украине до конца неурегулированным еще остается даже вопрос четких критериев диагностики смерти мозга у пациентов реанимационных отделений. И их работники не в восторге от перспективы выносить окончательный вердикт.

Юристы отмечают, что в законопроекте не предусмотрены и механизмы, исключающие злоупотребления. Среди возможных рисков — почти полный разбор человека на органы. Ведь осуществляются пересадки не только сердца, почек или легких, но и кожи, мышц, сухожилий и т.д. То, что останется от покойника, придется прятать как-то в закрытом гробу.

Другой риск — процветания «черной» трансплантологии. Александр Никоненко сегодня уверяет общественность, что ее существование в Украине «в принципе не возможно». Главный отечественный трансплантолог, видимо, плохо знаком с правоохранительной статистике. По данным Генпрокуратуры Украины только в течение 2005-2008 годов было расследовано 4 уголовных дела по ст. 143 Уголовного Кодекса, связанные с торговлей органами и тканями человека. По трем из них вынесены обвинительные приговоры.

Есть и более свежие примеры. В конце этого года сотрудники СБУ задержали в Николаеве автомобиль с холодильником, в котором перевозились человеческие глаза, суставы и некоторые внутренние органы. В обнародованных сообщениях говорилось о причастности к противоправной деятельности некоторых работников Бюро судебно-медицинской экспертизы Минздрава в Николаевской области. Даже когда они к тому ничего и нет, то откуда взялись человеческие запчасти?

Еще в памяти многих и арест в Украине израильского хирурга Михаэля Зиса, которого обвиняли в изъятии органов человека путем обмана с целью трансплантации. Окружной суд Хайфы (Израиль) приговорил его соучастников к различным срокам наказания. А Ворошиловский райсуд Донецка признал врача невиновным. Мол, он привозил для трансплантации в Украину исключительно родственников доноров, поэтому ни одного закона не нарушил.

Так, донором может стать не только покойник, а живой гражданин. Если он является родственником больного или его супругом. Однако трактовать понятие «родственник» можно по-разному: брат, сват, кум, дядя или еще как-то. Поэтому объявлениями той «родни» Интернет переполнен. Все они предлагают на продажу собственную почку, печень и т.д.. Цена черного рынка разная. За роговицу глаза платят от 5 000 $, хотя существует так называемая контактная коррекция глаза, за фрагмент печени -5 000-55 000 $, почку — от 10 000 $, костный мозг — 40 000 $. Горько осознавать, но предложение уже превышает спрос в цифровом отношении. Впрочем, хотя люди и платят за такую операцию добровольно, их действия противозаконны.

Представители церкви положительно относятся к донорству органов. Но только при условии, что оно добровольное и бесплатное. Зато большинство украинцев воспринимают «презумпцию согласия» негативно. Для того чтобы психология населения стала другой, нужна не только разъяснительная работа. Должно измениться и ментальность, и материальное положение людей. «Улучшение уже сегодня» тщетно ожидать, на это уйдет еще не одно десятилетие.

Согласия на изъятие органов у умерших семьи не давать, пока не будут уверены, что операция доступна не только отдельным состоятельным украинцам, но и любому, кто в ней нуждается. Что обратившись за помощью к медикам, они ее получат в полном объеме — независимо от толщины своего кошелька. Сейчас почти 90% населения государства лечится дешевыми таблетками, экономит на питании, чтобы сделать рентген или УЗИ, и покупает за собственные средства бинты и гипсовые повязки, если сломает ногу. То есть — нужно вытеснить по здравоохранению бизнес и ввести страховую медицину, которой в Украине даже еще и не пахнет.

Что касается донорства органов, то в мире есть и другие, кажется, более приемлемые для нас формы, чем их «принудительное» изъятия. Например, в Германии оно не только активно пропагандируется. Тот, кто соглашается стать потенциальным донором, получает соответствующий документ о преимущественном праве получить в случае необходимости орган для пересадки. В Израиле действует так называемая карточка Ади — каждый, кто подписывается им, удостоверяет свое согласие на пересадку органов после смерти. В США в личных документах и водительских удостоверениях граждан, согласившихся на такое донорство, делается соответствующая пометка.

В свое время в Европарламенте обсуждали и вопрос легализации торговли органами, но под жестким контролем. Мол, это остановило бы преступный бизнес. Однако единодушия так и не нашли. Зато украинская власть бросила в общественное сознание украинцев очередную «мину» замедленного действия и изучает – промолчит народ по этому эксперименту или нет? Если опять все пройдет «шито-крыто», то очередной бизнес проект можно начинать. Души уже куплены, можно браться и за тела.

Цікаве:

В Норвегии процветает магазин бесплатного секса
Над орбитой Марса завис американский зонд "Кюриосити"
Twitter приобрел компанию Bluefin Labs, которая анализирует влияние ТВ на соцсети

Ваші думки

Скажіть нам, що ви думаєте...

Ви повинні увійти, щоб залишати коментарі.